О принципах западной архитектуры в средние века

Архитектуру древних долгое время изучали, не учитывая эффектов, Производимых расцветкой, не учитывая того, что эта расцветка достигалась инкрустациями и мраморной облицовкой или живописью по штукатурке. Восточные народы, как и греки, и даже римляне, никогда не допускали, чтобы подлинная конструкция здания была видна снаружи. Греки, употребляя белые мраморы, окрашивали этот великолепный материал. Если даже предположить, что эта окраска была самой нежной (тогда как всё заставляет думать, наоборот, что она была яркой и резкой), она тем не менее скрывала подлинную структуру как бы под цветным коврам, не связанным с этой структурой. Я не принадлежу к числу тех, кто допускает со стороны греков ошибки при исполнении художественных произведений, и если мы и встречаем у них странные на первый взгляд приемы, к которым наши глаза привыкают лишь с трудом, я более охотно верю в несовершенство нашего восприятия, чем в возможность ошибок со стороны этих мастеров.
Труды археологов и художников давно доказали самым маловерным, что юсе греческие здания были окрашены и снаружи и внутри; по тонкому слою штукатурки — при грубой отеске и по полированной облицовке — в случае мраморной постройки. Этот неоспоримый факт наводит на мысль, что, по убеждению греков, одна форма сама по себе еще не составляет архитектуры; они, очевидно, считали, что эта форма должна быть дополнена, улучшена и изменена при помощи сочетания различных красок. Не нужно быть особенно искушенным в искусстве, чтобы понимать, насколько окраска влияет на форму и даже на пропорции; если мы, например, окрасим в черный цвет метопы и стену целлы греческого храма, мы достигнем совершенно иного эффекта, чем если мы, наоборот, оставим белыми эти метопы и стены и покроем черным цветом карниз, триглифы, архитравы и колонны (рис. 45), сохранив при этом те же размеры и пропорции. Один характер окраски, изображенный на фиг. А, придает ордеру полноту, архитраву, триглифам и карнизу — значительность. При окраске другого характера, обозначенной буквой В, колонны будут казаться тоньше, выше, антаблемент утратит свою значительность. Итак, от окраски в большой степени зависело впечатление, производимое архитектурой, и мы в настоящее время можем судить о древнегреческих зданиях, лишь принимая в расчет эту окраску. Ордер, который нам кажется тяжелым, мог, благодаря окраске, казаться стройным; другой, производящий теперь своими пропорциями впечатление хрупкого, будучи окрашенным, имел массивный и надежный вид.


Греки обладали слишком утонченным чутьем, чтобы не понимать тех выгод, которые они могли навлечь из этого закона архитектуры, чтобы не использовать столь могучего средства, при помощи которого они могли поражать взоры, придавая форме различной окраской, я бы оказал, совершенно различный смысл. Мы находимся во власти укоренившихся предрассудков, мы не хотим мириться с действиями, которые, между тем, представляют собой логический вывод из наблюдений законов природы. В скульптуре и в архитектуре мы давно привыкли признавать только форму, как будто всякий рельефный предмет должен быть лишен окраски. На чем основывается это чувство? Я попытаюсь это объяснить, так как это чувство вытекает из новых принципов, значение которых, может быть, не оценивается в достаточной мере.
Здесь перед нами снова одно из бесчисленных противоречий, в которых запутались в настоящее время искусства. Некоторые упорные апологеты античной архитектуры не хотят привлечь окраску в помощь форме, хотя древние всегда применяли это средство; и, не желая допускать окраски в архитектуре, они, таким образом, утрируют тенденции средневековых архитекторов, придавших неведомое дотоле значение конструкции. Может быть, будет яснее, если мы скажем так: «Я не признаю иных архитектурных приемов, кроме применявшихся в древности, но при условии, что не будет применяться наиболее могущественное средство, введенное в обиход древними архитекторами для создания некоторых эффектов, свойственных данному объекту. Я считаю необходимым исключить конструктивные приемы, применявшиеся в средние века, но я убежден, что результаты этих приемов должны иметь господствующее влияние в нашей архитектуре».
Азиатские народы окрашивали свои здания.
Египтяне окрашивали свои здания.
Греки окрашивали свои здания.
Римляне окрашивали свои здания либо пользуясь живописью, либо применяя разноцветные материалы.
Арабы окрашивали свои здания.
Во время византийского и романского периода продолжали окрашивать здания.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Беседы об архитектуре