История повторяется

Когда хотят сказать о каком-нибудь событии, происшедшем уже не в первый раз, говорят: «История повторяется». Я не стану утверждать, что выражение это справедливо во всех случаях жизни. Но история бетона действительно во многом повторила то, что задолго до него произошло с глиной.
Вспомните путь, проделанный глиной с того дня, как человеку впервые пришла в голову мысль обмазать ею вкопанные полукругом в землю ветровые заслоны. Вспомните, как создавались могучие валы, которыми в далекую старину целые города и даже страны защищались от своих врагов. Люди вкапывали в землю два ряда высоких деревянных кольев или щитов, а пространство между ними забрасывали камнями и мокрой глиной. Как только глина высыхала на солнце, получалась каменная стена. Но ведь с этого началась и история бетона! Только глиняные стены скоро размывались водой. Бетону же с первых его шагов вода была не так страшна, как глине.
Шло время, и человек решил, что гораздо проще сначала делать из глины небольшие камни нужной формы, а потом уже из этих камней складывать стены. Так появился кирпич, проживший долгую жизнь.


Сначала человек делал из глины небольшие камни-кирпичи...

... А потом из кирпичей люди стали возводить чудесные постройки.

И из бетона люди тоже делали небольшие кирпичи.

Люди научились его закалять — сперва на солнце, а затем на огне. И кирпич, совершив великое множество превращений, верой и правдой продолжает служить еще и сегодня.
А бетон? Разве у него меньше было приключений? Разве его человек не закалил в борьбе со всеми опасностями, сделав этот чудесный камень царем всех камней? И, наконец, разве бетон, начавший свою историю с крепостных стен Урарту и Китая, не предстал сегодня перед нами в виде отдельных «кирпичей»? Кирпичи, сделанные из железобетона, правда, во много раз больше обыкновенных. Но ведь суть-то остается та же. История и впрямь повторилась!
Впрочем, надо ли этому удивляться? Ведь хороший способ строительства из глины не стал хуже от того, что его разумно перенесли на бетон, который пришел на смену кирпичу.
В самом деле, как поступали раньше, когда надо было воздвигнуть какое-нибудь сооружение из бетона? Сначала приходилось почти целиком делать его из дерева. Ведь иначе и нельзя было поступить.


А потом стали возводить постройки из больших железобетонных плит.

И гигантские заводы стали строить из железобетона.

Чтобы бетон не «растекся», его обязательно надо было поместить в какую-нибудь форму. Этой формой была опалубка, которую заполняли похожей на тесто массой. А когда бетон становился твердым, форму-опалубку снимали. Так повторялось каждый раз, надо ли было сооружать стены, междуэтажные перекрытия, колонны или что-нибудь другое. Выходило, что сооружение строили дважды: сначала из дерева, а уж затем из бетона.
Однако что было делать, — ведь другого же выхода не было? Приходилось мириться с тем, что времени на строительство тратилось в два раза больше, а также и с тем, что, кроме бетона, нужно было еще расходовать очень много дерева. Зато сооружение получалось долговечным. А для того, чтобы достигнуть этого, шли на всякие другие жертвы.
Но жертвы эти были вовсе не обязательны. Вскоре это начали понимать. И из бетона стали делать кирпичи так же, как из глины.
Так люди, наконец, пришли к разумному использованию одного из самых важных преимуществ искусственного камня перед природным — его «текучести». И, когда это сделали, все стали удивляться, почему эта мысль не пришла в голову раньше. И на самом деле, разве до этого было не известно, что для того, чтобы получился бетон, сначала надо приготовить густую массу, похожую на тесто? Тесто же всегда можно разрезать на куски любых размеров. А кускам, в свою очередь, не трудно придать какую угодно форму.
Но ведь и проникнув в тайны глины, человек научился делать кирпич тоже не сразу. Выходит, что история действительно повторяется.
Но вернемся к бетону. Какой же вывод напрашивался из его текучести?
Конечно, один: из него тоже надо делать кирпичи! Только кирпичи из бетона не должны быть похожи на кирпичи из глины.
Так и стали делать. И это во много раз не только ускорило, но и облегчило всё строительство. Огромные строительные детали — балки для мостов и междуэтажных перекрытий, плиты для фундаментов и полов, целые куски стен, высотой в два этажа, и колонны, украшающие фасады зданий, лестничные марши и канализационные трубы, и многое, многое другое, — всё это теперь изготовляют на заводах железобетонных изделий, а оттуда доставляют в места, где идет строительство. Здесь же их остается только собрать — и сооружение готово.
Вот почему это множество самых разнообразных строительных деталей называют сборным железобетоном. А для того, чтобы у нас их было достаточно, и потребовалось соорудить сразу шестьсот новых заводов.
Ни в одной стране нет столько заводов железобетонных изделий, сколько будем иметь мы. Но ведь нигде и не ведется такое гигантское строительство, как у нас! А старая народная поговорка гласит: «Большому кораблю — большое плавание».

* * *
На этом можно бы и закончить рассказ о том, как созданный человеком необыкновенный камень стал железным. Впрочем, настоящего конца пока еще нет. Потому что с железобетоном еще будут происходить всякие истории, пока люди не убедятся, что сделано уже всё и большего достигнуть нельзя. Но до этого очень далеко, и впереди у железобетона много-много приключений.


Как камень стал железным