Победа над «белой смертью»

И всё же приключения цемента продолжались. Никому ведь не придет сейчас в голову удивляться тому, что мы ездим в быстроходных поездах, а не в маленьких смешных вагончиках, похожих на повозки, поставленные на рельсы, какие курсировали на первой железной дороге между Петербургом и Царским Селом. Никто не станет удивляться и нашим электрическим лампам, не похожим на первую свечу Яблочкова; и нашим газовым плитам, не имеющим ничего общего с примитивным очагом людей, живших тысячи лет назад. Можно сказать с полной уверенностью, что ни одна вещь не сохранилась теперь в том виде, в каком она была придумана первоначально.
То же самое происходило почти со всеми материалами. Ведь у каждого из них оказывались свои сильные и слабые стороны. И, чем быстрее удавалось освобождать материал от его слабостей, тем большее применение находил он себе. Так именно было и с цементом.
Прошло немногим больше ста лет с тех пор, как Егор Челиев открыл способ приготовлять каменный клей, не боящийся воды.
А от скольких недостатков был освобожден цемент за это время!
И самое главное — ученые и до сих пор не прекращают своих усилий, чтобы сделать его еще лучше.
Когда Андрей Романович Шуляченко, прибыв в Одессу, установил, что никаких трещин в портовых сооружениях нет, оказалось, что страшные опасения возникли из-за ложной тревоги. Однако поводов для таких опасений имелось более чем достаточно и после этого.
Уже давно было замечено, что некоторые бетонные сооружения, находящиеся в воде, действительно дают трещины.
Но отчего бы это могло быть?
Думали, что от времени. Но трещины иногда появлялись в сооружениях, которые были возведены не так давно. И наоборот — в постройках, простоявших много лет, никаких трещин не обнаруживали.
«В чем же дело?» — недоумевали инженеры. И сколько ни думали, не могли найти разгадки таинственных трещин.
Тогда решили, что трещины произошли оттого, что сооружения были слишком тяжелые и бетон не выдерживал большой нагрузки. Стали производить разные измерения и делать сложные расчеты. Оказалось, что никакого злоупотребления выносливостью бетона допущено не было. К тому же выяснилось, что трещины появились в легких сооружениях. Тут удивлению уже совсем не было границ.
Много было высказано разных предположений. Каждая новая догадка на первый взгляд казалась самой верной.
Но как только начинали проверять ее правильность, выяснялось, что никакого отношения к происхождению трещин она не имеет.
Неизвестно, как долго оставались бы люди в неведении, если бы ученым не пришла в голову мысль — исследовать состав воды, окружавшей сооружения, в которых появились трещины. Одновременно взяли пробу и возле построек, где никаких трещин не было.
И тайна была разгадана. Виновницей всего опять была вода.
Оказалось, что вода, которая окружала сооружения, давшие трещины, содержала в себе сернокислые соли. А в других пробах их не было. Узнав это, ученые сразу подумали: «Не влияют ли сернокислые соли как-нибудь дурно на цемент?» Попробовали проверить это в лаборатории и увидели, что опасения были вовсе не напрасны.
В цементном камне, который подвергли испытанию, обнаружили какие-то тоненькие иглы, похожие на бациллы, когда их рассматриваешь в микроскоп. После этого опыт повторили снова. И опять в цементном камне, помещенном в воду, содержащую сернокислые соли, оказались такие же тонкие иглы.


В цементном камне обнаружили тоненькие иглы, похожие на бациллы.

Постепенно «бациллы» всё увеличивались и увеличивались. Потом они превращались в белую слизь, которая начинала медленно вытекать из камня. А там, где были «бациллы», появлялась трещина: бетон начинал разрушаться и в конце концов погибал совсем. Наступала, как говорят, «белая смерть».
Что же делать? Выходило, что вода по-прежнему оставалась опасным врагом цемента. Правда, не всякая вода, а только такая, в которой имелись сернокислые соли. Но и этого было вполне достаточно. Ведь когда возводишь подводные сооружения, не станешь выбирать воду по своему вкусу. Значит, надо было снова продолжать борьбу с водой. Но теперь уже не со всякой, а только с той, в которой имелись сернокислые соли.
Долго искали лекарство, которым можно было бы вылечить «заболевший» цемент. И оно было в конце концов найдено.
Ученые сделали» только что приготовленному цементу «предохранительную прививку», вроде того, как делают прививку оспы, кори или брюшного тифа. И что вы думаете? С цементом получилось нечто очень похожее на то, что случалось со многими из вас. Каменный клей, заблаговременно «переболев» болезнью, потом оказывался к ней невосприимчив.


Как камень стал железным