В древнем царстве Урарту

Много-много веков назад там, где сейчас находится советская Армения, была древняя страна Урарту. Ее владения раскинулись к северу от Ванского озера по берегу реки Араке. Высокие голые скалы со всех сторон обступали простершуюся внизу Араратскую долину.
Урарты были храбрым и трудолюбивым народом. Они превратили свою страну в одно из самых могущественных государств Передней Азии. На высоких скалах народ Урарту построил могучие крепости, обнесенные неприступными стенами, увенчанными зубцами и грозными башнями.
Однако страна урартов славилась не одними крепостями, которые защищали ее от врагов. На восточном берегу Ванского озера искусные строители воздвигли великолепный город, прозванный Айгестаном, что по-урартски значило: «Город садов». Утопавший среди высоких яблонь, тополей, персиковых и гранатовых деревьев, он действительно был похож на чудесный сад.
Но вот что поразительно: горные речки летом высыхали под палящим солнцем, а пышные сады продолжали цвести как ни в чем не бывало.
Почему же это происходило?
Потому, что уже тогда урарты поняли: раз воды вокруг мало, ей надо проложить дорогу издалека. Этой дорогой были искусственные каналы, которые приводили живительную влагу в Айгестан.
Теперь, спустя почти три тысячи лет, нет ни этого древнего урартийского города, ни возвышавшейся над ним крепости, ни всех сложных каналов и желобов, по которым некогда поступала вода. Мы узнали об этом из раскопок, которые вели наши ученые-археологи. По сохранившимся глубоко в земле остаткам кладки стен, по надписям, высеченным на камнях искусными каменотесами, по черепкам посуды и другой утвари кропотливо восстанавливали они дела давным-давно минувших дней.


На высоком холме была построена мощная крепость, которую назвали Аргиштихинили.

Из раскопок узнали также, что в центре Араратской долины, там, где теперь находится селение Армавир, в VIII веке до нашей эры была столица Урарту — город Аргиштихинили. Свое название он получил по имени правившего тогда страной царя Аргишти.
Аргиштихинили расположился в долине, а на высоком холме около города стояла крепость.
В окрестностях Армавирского холма было обнаружено пятнадцать надписей, рассказывающих о древней столице Урарту. Одна из них начинается так: «Аргишти, сын Менуа, говорит: крепость мощную я построил, назвал ее Аргиштихинили». Отсюда урарты совершали свои походы на восток и на север. Поэтому крепость и весь город они укрепили особенно хорошо.
Прежде чем начать строить крепость, пришлось укрепить склоны Армавирского холма. Для этого урарты возвели особые подпорные стенки, которые предохраняли склон от размыва. Так появились своеобразные террасы, нависавшие одна над другой.
Только после этого приступили к сооружению стен будущей крепости. Они были очень мощными, больше трех метров толщины.
Но ведь камни таких размеров не часто встретишь. А если и удавалось их найти, то сколько труда приходилось приложить, чтобы привезти их в Аргиштихинили и здесь поднять на вершину холма! И вот урартские строители решили возводить стены из сырцового кирпича. По своим размерам он ничем не напоминал наш нынешний кирпич. Длина его была больше полуметра, а толщина не превышала тринадцати-четырнадцати сантиметров. Чтобы соорудить стену толщиной в три метра, пришлось бы уложить рядом больше двадцати кирпичей.
Однако урартские строители делали иначе. Они возводили стены в два ряда. Кирпичи скрепляли друг с другом жидкой глиной, в которую примешивали рубленую солому и золу. Пространство между обоими рядами стен заваливали мелкими камнями и наполняли жидкой глиной, в которую добавляли известь. Когда вся эта масса застывала, стены получались нисколько не менее прочными, чем если бы они целиком складывались из естественного камня толщиной й три метра.
Так появился новый Строительный материал. Теперь он хорошо известен во всех частях света. И всюду его называют одинаково: бетон.
Сейчас трудно сказать, первыми ли научились урарты делать этот необыкновенный искусственный камень. Почти две тысячи лет назад, когда Китаем правил император Цинь Ши-хуанди, по его приказанию началась постройка стены, которая должна была защищать страну от нападения врагов с Запада. Ваньличанчэн — что по-китайски значит: «стена длиной десять тысяч ли» — протянулась от Шанхайгуаня по побережью Ляодунского залива на запад. Менее чем в полуста километрах она проходит от древней столицы Пекина, поворачивает на юго-запад и заканчивается в провинции Ганьсу.
Словно огромная окаменевшая змея, вьется Великая стена по горным отрогам, поднимается на головокружительную высоту и по крутым обрывистым склонам опускается в лежащие глубоко внизу долины. Никакие препятствия, которые природа щедро воздвигала на пути строителей, не останавливали людей.
В вышину Великая стена во многих местах достигает, десяти метров. И вот здесь, на высоте трехэтажного дома, была устроена проезжая дорога. По ней передвигались колонны войск и свободно ездили повозки. Через каждые сто — сто пятьдесят метров над стеной возвышаются сторожевые башни, а по берегу моря далеко вперед выдвинуты могучие бастионы.


К месту постройки беспрерывно приплывали суда, груженные камнем.

Чтобы заложить фундамент этих бастионов; к месту их постройки приплывали суда, груженные огромными глыбами гранита и кусками железа. Здесь суда потоплялись, а потом на их основании сооружались бастионы.
Громадные глыбы гранита и бесчисленное множество кирпичей нужны были не только для постройки сторожевых башен и морских бастионов. Вся стена облицована такими гранитными плитами. Строители так плотно пригнали их друг к другу, что даже сейчас, спустя две с лишним тысячи лет, между ними можно обнаружить совсем немного расщелин.
Сооружение Великой стены было невероятно трудным делом. Ведь каждую гранитную плиту, каждый кирпич приходилось везти сюда издалека: летом под палящим зноем, а зимой — в жестокую стужу. К тому же путь пролегал часто по пустынным местам, где не было ни дорог, ни крыши, под которой усталые люди могли бы отдохнуть.
И вот искусные китайские строители стали размышлять: «А нельзя ли обойтись без этих огромных каменных плит?»
Вскоре они убедились, что можно. Они начали устанавливать два ряда деревянных щитов, а пространство, получившееся между ними, заполняли массой, состоявшей из раствора извести, похожего на густую сметану, песка и мелких камней. Потом всю эту массу поливали водой. А когда она затвердевала, получались огромные каменные плиты. Искусственный камень, сделанный китайскими строителями, оказался нисколько не хуже настоящего. Это был бетон.
Так строилась стена, уходившая по гребням гор в необозримую даль, у подошвы которой лежали безлюдные степи Монголии и лишенные растительности склоны предгорий Китая.
Для того чтобы воздвигнуть Ваньличанчэн, по приказу Цинь Ши-хуанди к западным границам страны были согнаны миллионы людей. Как рассказывал один путешественник, император отправил для этого «сначала третью часть своих подданных, а затем две пятых». И хотя людей посылали работать в места, которые находились поближе к их родине, тем не менее почти все пришедшие на работы перемерли.


Специальные люди Цинь Ши-хуанди строго следили за работающими.

Специальные люди Цинь Ши-хуанди строго следили за тем, чтобы в стене не было никаких, даже самых маленьких щелей. Был даже издан жестокий императорский указ, в котором говорилось, что если в каком-нибудь месте можно будет просунуть между камнями гвоздь, всех, кто работал над сооружением этого участка стены, немедленно вешать.
Тысячи безвестных строителей Ваньличанчэна погибли. Но Великая каменная стена, воздвигнутая их руками, до сих пор стоит великолепным памятником труду.


Огромный купол Пантеона римляне сделали из бетона.

Бетон применяли в древности не только строители Урарту и китайцы. Его знали египтяне, греки и карфагеняне. А в начале нашей эры в Риме, когда стали сооружать Пантеон, из бетона сделали купол. Он был такой грандиозный, что в диаметре имел больше сорока метров.
Немного поменьше купол, правда не из бетона, а из естественного камня, был сооружен в XVIII веке над зданием сената в Московском Кремле. Возводили его по проекту знаменитого русского архитектора М. Ф. Казакова. А чтобы работа шла лучше, построили специальные деревянные леса — кружала.
Сооружение огромного купола подвигалось успешно. А когда он был готов, пришла очередь убирать леса, — купол должен был становиться на собственные «ноги». И тут произошло событие, которого никто не ожидал.
Рабочие, строившие купол, наотрез отказались разбирать леса, боясь, что, как только они это начнут делать, гигантская каменная чаша рухнет на них.


Взобравшись на купол Казаков стал там танцевать.

Сколько ни уговаривали рабочих, ничего не помогало. Тогда Казаков, взобравшись на вершину купола, стал танцевать там. Только после этого из молчаливо стоявшей толпы вышло несколько человек, согласившихся начать разбирать леса.
Но всё же бетонный купол римского Пантеона не был превзойден. К чести древних римских строителей надо сказать, что они, пожалуй, лучше других оценили достоинства чудесного искусственного камня. Прокладывали ли они дороги или возводили вокруг своих городов высокие стены, строили храмы или сооружали неприступные крепости,— везде бетон играл важную роль.
Однако древние римляне широко применяли бетон не только в наземных постройках, а даже и тогда, когда им приходилось работать под водой. Они воздвигли мол Поццули близ города Неаполя, который был настолько прочным, что остатки его сохранились до наших дней.
Так появился искусственный камень — бетон, которому суждено было занять, пожалуй, самое выдающееся место среди всех других строительных материалов.


Как камень стал железным