Давным-давно

Хорошо у нас дома. Бывает: за окнами стужа, метель. Ветер стучит в окошко, будто требует: „Отвори, отвори!" Но стены сложены крепко. Двери прикрыты плотно, да и войлоком еще обиты — не пустят мороз за порог. От непогоды берегут людей не только стены и двери, но и крыша.

Дом под ней — как боец в стальной каске. Не страшны ему ни град, ни дождь, ни сильный снегопад.

„А если на улице зной, жара — дома ждут приятная прохлада и тень.

Сидишь у себя в комнате за раскрытой книгой, светит электрическая лампочка, и книга своим неслышным голосом рассказывает тебе, как жили люди в давным-давно прошедшие времена, когда домов вовсе не было.

Одна за другой встают перед нами удивительные картины.

Идет по тропе человек в звериной шкуре.

Разразится гроза, и путник беззащитен перед стрелами молнии. Любой камень может стать его врагом: скатится с горы, пока незнакомец, измученный жарой и усталостью, беспечно спит у подножия. На человека могут напасть хищные звери. Опасность грозит отовсюду. И нет у человека дома, который мог бы защитить его своими стенами.

Еще много, много тысяч лет назад люди искали вокруг себя все, что могло дать им приют, спасти от беды.

Одни, которые обитали в степи, прятались на ночь в какой-нибудь яме. Другие, жители тропических лесов, забирались на деревья и, подобно птицам, строили для себя из прутьев нечто вроде гнезда.

На высоте безопасно: зверь не доберется и можно питаться вкусными сочными плодами, что дарит человеку дерево-дом.

Люди начали сплетать из прутьев крыши, делали постель. Все удобнее и удобнее устраивались в своем доме-гнезде.

А если находили приют в яме-норе, то и над ней возводили подобие крыши. Иногда для этого достаточно было связать верхушки растущих над ямой деревьев.

Первой лестницей служило хозяину такого жилья брошенное в яму дерево с обрубленными ветвями. Человек ловко и быстро взбирался или спускался по сучкам-ступенькам.

А иной раз сама природа давала людям почти готовое жилье.

Увидел человек скалу, нависающую над долиной, и отгородил ее камнями. Узенькая щель служила ему входом в его новое жилище. Такая каменная хижина надежно предохраняла и от непогоды и от зверя. А верным сторожем дома был огонь костра, что горел день и ночь. Зверь огня боится. А тут и дым валил через единственный выход. Не подойдешь: глаза выест.

Но бывало, что кому-нибудь посчастливилось отыскать углубление в горе — пещеру. Все здесь есть — и пол, и потолок, и стены. Тут-то и располагались первобытные люди. Но сначала им надо было выгнать отсюда прочь страшных хозяев жилья — пещерных медведей.

Еще до сих пор находят следы схваток между пещерными медведями, защищавшими свое логово, и пещерными людьми.

В пещерах люди устраивались надолго. Здесь они хранили запасы пищи. Сюда же загоняли на ночь прирученных ими животных.

Трудно сказать, когда человек впервые поселился в таких пещерах.

Только случилось это очень давно.

До наших дней сохранились пещеры, где люди жили еще много десятков тысяч лет назад. Здесь были найдены посуда из глины, орудия тех лет: каменные или бронзовые топоры, мотыги из бивня мамонта или рога оленя.

А на стенах пещер можно и сейчас увидеть сделанные человеком изображения животных, обитавших когда-то в тех местах.

Так человек стал украшать свое жилье.

Стада домашних животных росли, и уже ближних лугов не хватало. Людям надо было покидать уютные пещеры или деревья-дома и отправляться вслед за стадами на поиски новых богатых пастбищ и новых мест для охоты. Пастуху нужно легкое жилье. Такое, чтобы его можно было быстро установить, снова разобрать и даже взять с собой в путь. И вот что придумали в ту далекую пору.

Отправляясь на дальние пастбища, пастухи обязательно брали с собой горящие головни. Добыть огонь нелегко. Его надо зорко беречь во время долгих странствий. Несут пастухи огонь и охраняют его от порывов ветра сплетенными из прутьев щитами-заслонами.

Но вот привал. Здесь и трава хорошая, и водопой отличный.

Два переносных щита-заслона пастухи приставят один к другому и соорудят шалаш — дом без стен, с одной крышей. Осталось только покрыть щиты ветвями деревьев или листьями огромного папоротника — и ночлег готов.

Но вот люди научились сеять и выращивать растения, стали заниматься земледелием.

Поля требовали ухода. Земледелец нуждался теперь уже не во временном, а в постоянном, надежном жилье.

А инструменты у него были — топор да мотыга. Топором он срубал деревья для хижины, мотыгой копал яму. Обухом топора бил, как молотком.

Человек всегда строил жилье из тех материалов, которые находились под руками. Иногда он складывал свой дом из огромных каменных плит. А то обмазывал шалаш из ветвей глиной, чтобы стены не продувало ветром. Конечно, наш первый строитель должен был с солнцем и ветром посоветоваться: проверить, тепло или холодно в том краю, где он решил теперь поселиться.

Ведь там, где круглый год лето, достаточно устроить навес из пальмовых листьев или сложить легкую хижину из бамбука или тростника, лишь бы была тень да защита от ливней.

А жителю далекого севера — охотнику и оленеводу — надо прежде всего укрыться от холода. Но тут вокруг одна ледяная пустыня. Деревья редкие, маленькие — карликовые. Из них дом не построишь. И люди севера — охотники и оленеводы — стали делать для себя шалаши из теплых оленьих шкур. Иногда остовом для такого шалаша служили ребра кита или кости других гигантских животных. На них-то и натягивали оленьи шкуры.

Тепло было в таком шалаше. Пол шкурами устлан. Из шкур сделана дверь-полог, такая низенькая, что через нее можно не войти, а только вползти.

А случалось и так, что строительным материалом служил жителю Крайнего Севера обыкновенный снег.

Вот чего ему всегда хватало!

Разводить огонь в таком домике из снега, похожем по виду на огромное, срезанное с одного конца яйцо, надо было осторожно: дом мог и вовсе растаять. Обычно посреди горел светильник, фитиль которого плавал в посудине с рыбьим жиром. Он-то и давал и тепло и свет. Здесь же северянин готовил для себя нехитрую пищу.

Рядом со снежным домом хозяин строил, тоже из снега, помещение для собак, а то и снежный склад, чтобы хранить запасы рыбы.

Конечно, это было временное жилье: до лета, когда и здесь становится теплее.

Люди строили свои дома в самых разных и удивительных местах, например где-нибудь посреди озера — на воде. Они вбивали для этого в дно озера толстые стволы деревьев — сваи. А затем укладывали на них другие стволы, уже потоньше, и строили большой помост. И на нем воздвигали бревенчатую хижину.

Почему же люди строили дома на воде?

Они чувствовали себя здесь в полной безопасности от хищников. Ни один зверь не смел напасть на них. А сами хозяева свайных жилищ спокойно добирались до дома по узкому мосту или на лодках, выдолбленных из дерева.

На некоторых озерах сооружались целые поселки из таких построек. Они крепко стояли на сваях, глубоко врытых в самое дно.

Но откуда мы узнали о шалашах из щитов-заслонов, о домах-деревьях, о древних хижинах из камня или о постройках на воде?

Ведь в те далекие времена люди еще не умели писать. И никто не мог прочитать их рассказ об этом. Заглянуть в прошлое позволили раскопки. В разных концах мира, в том числе и у нас в стране, удалось разыскать многочисленные стоянки первобытного человека, давно уже покрытые слоем земли или находящиеся на дне высохших озер и рек. Ученые-историки откопали и подробно описали эти древние жилища.

Узнать много любопытного о жизни первобытных людей помогли нам смелые мореплаватели, открыватели новых земель. Путешественники обнаружили такие же хижины, какие люди строили еще тысячи и даже десятки тысяч лет назад, увидели дома-гнезда на деревьях, встретились с племенами, ведущими бродячий образ жизни. Эти племена ночевали там, где застигала их ночь: в яме, встретившейся на пути, или на земле у подножия скалы.

И сейчас происходят такие поиски и раскопки. Знатоки древностей — археологи неутомимо ведут эти работы. Они узнают многое из жизни людей далекого прошлого. Если древнее жилище от времени разрушилось, его восстанавливают в том виде, в каком оно было тысячи лет назад.

Мы теперь, благодаря работам археологов, имеем возможность как бы побывать в гостях у нашего предка — первобытного человека, посетить его суровое и скромное каменное жилище, посидеть на грубо отесанном камне, который служил обитателям этого дома вместо скамейки, или присесть на корточки возле костра. Костер давно погас, но следы золы еще сохранились.

Иногда открытие древних поселений происходит случайно. Так, в 1956 году несколько рабочих-строителей решили вырыть яму для изготовления извести. Это было в Холодной балке близ крымского города Симферополя. Туго шла работа. Лопаты то и дело ударялись обо что-то твердое. Да еще к тому же южное крымское солнце припекало, быть может, так же нещадно, как много веков назад.

И вдруг кто-то из местных рабочих обратил внимание на невиданную кость. Рабочие показали эту кость местному учителю, тот сообщил научным работникам музея. Вскоре в Холодную балку прибыла большая научная экспедиция. Ей не только удалось раскопать кости разных животных далекой древности — дикой лошади, дикого оленя и мамонта, — но и открыть неподалеку от этой ямы стоянку древнего человека, жившего в Холодной балке 40 или 50 тысяч лет назад. Она находилась под навесом скалы. Здесь же были обнаружены инструменты этого безусловно старейшего жителя Холодной балки — грубые каменные топоры.

Сегодня, как и тысячи лет назад, жители жарких пустынь живут в палатках-шатрах.

Идет по пескам пустыни караван верблюдов. Позвякивают колокольчики, привязанные к длинным шеям. А на спине каждого верблюда удобно разместилась семья кочевника-пастуха. Тут же лежит сделанный из шерсти того же верблюда шатер.

Приедет кочевник на место, раскинет шатер — и дом готов!