Про твое окно

Всем известно, что ребята очень любят сидеть возле окошка. Оттуда, в самом деле, можно увидеть очень много интересного, словно ты сидишь в кино или у телевизора и перед тобой мелькают разные картины.

Прошел почтальон с тяжелой сумкой за плечами. Сколько в ней журналов, газет, писем! Едва письмоносец скрылся из вида, как к дому подошел монтер. И у него на плече тоже висит сумка.

Ты находишься в комнате, а жизнь улицы вся перед тобой.

Мать обращается к тебе:
—     Скажи, пожалуйста, какая сейчас погода?
И стоит только взглянуть в окошко, чтобы ответить ей точно:
—     Небо голубое. Ветра нет. Дождь давно прошел.

Широкие окна трамваев и автобусов потому и сделаны такими большими, чтобы там было всегда светло и пассажиры могли глядеть в них и любоваться городом. Смотри на новые дома и скверы, на потоки автомобилей, послушно останавливающиеся у светофора. Ну и, конечно, примечай, скоро ли твоя остановка, чтобы вовремя сойти.

Много любопытного можно увидеть из окна автомобиля, особенно если сесть рядом с водителем. Пошел дождь, и в переднем окошке кабины на ветровом стекле сразу заработала стальная линейка, которую называют „дворником". „Дворник" двигается то в одну, то в другую сторону и прилежно стирает капли, набегающие на стекло. Человек у руля хорошо различает встречные машины, людей в плащах или под зонтиком, шагающих по тротуарам.

Ну, а из окошка поезда ты увидишь и поля, и луга, и трубы заводов, и вышки шахт.

Если поезд идет с севера на юг, зелень становится все ярче и богаче. Выехал весной, а прошло несколько дней — и раннее южное лето уже в разгаре. Будто поезд привез тебя из апреля в июль.

Из круглого окошка корабельной каюты можно любоваться морем. Оно плещется рядом с тобой! Кажется — рукой достанешь до волны.

Корабельное окно, или, как его еще называют, иллюминатор, сделано круглым, чтобы закрывалось плотнее. Если закрыто окно, — даже в шторм не попадут в каюту брызги воды.

Из окна самолета хорошо видишь город, лежащий под тобой внизу. Дома его кажутся тебе не больше спичечной коробки. А телеграфные столбы — размером с обыкновенный карандашик.

Есть окна, через которые редко кто смотрит, но зато все любуются на них с улицы. Это витрины наших магазинов, уставленные разными товарами.

Смотри, выбирай, что тебе по вкусу. Впрочем, есть еще окна, через которые никто никогда не смотрит. Да и на них не глядят, потому что слуховые окна наших чердаков незаметны на высоте.

В старинные же времена через слуховые окошки сторожевых башен не только смотрели, но и слушали: не раздается ли стук копыт, скрип колес; если это враг — надо бить тревогу.

Нынче мирное слуховое окно несет иную, скромную, но важную службу. Оно открывает дорогу потокам воздуха под нашей крышей, проветривает чердаки домов и сберегает здания от порчи.

Смотришь в окно, а сам порой даже не замечаешь, как оно устроено. Впрочем, окну как будто и положено быть незаметным, не мешать, когда через него смотрят во двор или на улицу.

Но обрати внимание, все в нем очень разумно придумано.

В самом деле, окно, если присмотреться к нему поближе, сложное и хитроумное сооружение.

Прежде всего оно все разъемное. Каждую часть окна можно вынуть, отремонтировать, поставить на место или вовсе сменить. Створки окон — это чудесные дверцы. Воздух и свет входят через них в дом, даже когда эти дверцы закрыты.

Свет пропускают чистые, прозрачные стекла. А воздух проходит широко и свободно через открытые форточки и совсем незаметно сквозь узенькие щели между стеклом и рамой. Створки открываются внутрь. Это позволяет мыть окна на высоких этажах без опасности для жизни. Зимой мы открываем форточку. А летом распахиваем окна.

Через раскрытое окно свободно проходит к нам в комнату друг человека — солнце, а вместе с ним свежий воздух и аромат сада.

Трудно сейчас представить себе дом без окна даже в самой маленькой деревушке. Но окно все же младший браг двери. Оно появилось на свет много веков позднее. Было время, когда люди жили в домах вовсе без окон. Так велось и у нас на Руси всего несколько столетий назад.



Разные причины были для этого.

Огонь в домах в летнюю пору разводить запрещалось. Дома были деревянные. Боялись пожаров. Пищу готовили под открытым небом на каменном очаге. И летом вся жизнь проходила тут же, во дворе. В дом уходили только спать. А зимой люди боялись, что тепло уйдет на улицу и поэтому окна если и делали, то совсем крохотные.

Стекла в ту пору было очень мало. Окна затягивались бычьими пузырями. В рамы вставлялись куски промасленной бумаги или пластинки прозрачной слюды. Слюда стоила дорого, и ее можно было увидеть только в окнах богатого городского дома.

А бедняки вставляли иногда в свое маленькое оконце тонкую пластинку льда. Через нее тек в избу едва заметный, мутный свет.

В средние века во Франции устанавливали налог на окна. Бедным он был просто не под силу, и они вовсе не прорубали окон в своих домиках.

А богачи хитрили. Вместо окон они делали большие стеклянные двери, которые никуда не вели. Ведь за двери налог платить не полагалось.

Постепенно все больше стали делать стёкла, и окна строили все шире. Все чаще распахивались они настежь. Люди уже не жили, как раньше, взаперти, за глухими стенами.

Ты, наверное, не представляешь себе, как много людей в наши дни занято изготовлением окон и всего, что требуется для них. Тут и лесорубы, и плотники, и рабочие стекольных заводов!
Ведь без стекла окно не окно!
Для того чтобы застеклить окна пятиэтажного школьного здания, требуется не меньше вагона стекол. Но в стекле нуждаются также строители жилых домов и заводов. В некоторых цехах даже делают стеклянные крыши, чтобы людям, работающим у станков, хорошо была видна их работа. Стеклянные крыши строят и над мастерскими художников и скульпторов.

Стекло требуется для оранжерей и огородных теплиц, — всюду, где нужно много солнечного света.

Не просто решить архитектору, сколько окон должно быть в новом здании. Это, конечно, зависит от того, что строят: жилой дом, завод, школу или больницу.

На севере остерегаются холода. В жарких краях в доме, наоборот, ищут защиты не от мороза, а от зноя — там нужна тень.

Но все же главный закон архитектора — поставить окно так, чтобы в него обязательно заглядывало солнце.

Пройдет солнечный луч через окошко твоей комнаты в утренний час и поздоровается с тобой:
— Вставай! Пора в школу!
Полюбуйся, как весело играет солнечный луч на стекле окна.

Ты торопишься поскорее открыть форточку, а если тепло, то и распахнуть раму: входи, солнышко, пожалуйста!
Заметь: даже цветы на подоконнике повернули к солнцу свои бутоны.

В старину, когда человека хотели наказать, сажали его в темное подземелье или тюремную камеру, где оставляли крошечное оконце, через которое едва проникал свет. Тюрьму в ту пору и называли темницей.

Но окна не только пропускают свет — они придают красоту нашим зданиям.

Живет в доме двести — триста, быть может, тысяча человек, а смотрят на него с улицы десятки, а то и сотни тысяч людей. И о них следует подумать. Пусть и им станет веселее, когда они увидят красивый дом со множеством окон.

Часто можно слышать, как кто-нибудь говорит:
—     Экий дом глазастый! Или:
—     Посмотрите-ка, какой слепой дом выстроили на углу! Без окна нет нынче дома...

...Закончив уроки и сложив книги и тетради, ты снова займешь свое обычное местечко у окна, чтобы взглянуть на улицу.

Но твое окошко уже, верно, не покажется тебе теперь таким неприметным, как раньше.