Стройка-сборка

Когда собирают какую-нибудь машину, например автомобиль, все части, изготовленные в разных цехах, обязательно сходятся в одном, самом большом, сборочном, цехе, чтобы больше не расставаться.

Сюда доставляют кузов будущего грузовика, мотор, колеса. Здесь прилаживают их друг к другу, накрепко свинчивают и под конец наполняют бачок бензином. И вот глядишь: вошел в только что собранную кабину водитель, завел мотор и грузовик отправился в первый испытательный рейс.

Ну, а наша стройка — та же сборка: и здесь собирают здание из частей. И здесь придет тот радостный и долгожданный час, когда дом станет жить, затопят котельную, тепло побежит по трубам, загорится электричество в квартирах, где-то на кухне хозяйка зажжет газовую плиту. А рабочие, простившись с жильцами, уйдут собирать новое здание.

Замечательная профессия у строителя.

Каждый построенный им дом, словно добрый знакомый: строителю здесь известна каждая ступенька.

И он глядел в эти окна, а может быть, сам прилаживал их. И он не раз отворял эти двери и смотрел с крыши здания на лежащую внизу улицу.

Деревья вдоль улицы посажены на его глазах. Он видел, как мимо дома прошла машина-асфальтировщик, и дорога стала сверкающей, будто покрытой черным лаком.

Сколько таких новых улиц видит строитель! И о многих может сказать: это моя улица — я ее строил.

Я знал одного старого каменщика, который работает на стройках с самых малых лет. Он рассказывал мне, что еще мальчиком мечтал сложить своими руками большой дом, такой большой, чтобы в нем могли поместиться все жители его родной деревушки. Но этот каменщик давно уже обогнал собственную мечту. Из домов, которые он сложил за свою долгую жизнь, можно составить целый город, и притом немалый. В этом городе могли бы жить десятки тысяч людей. В нем были бы магазины, и школы, и детские сады, и больница, и отличный клуб.

В старину строили медленно, потому что все делалось тут же, на месте: каменщики клали стены, столяры, расположившись неподалеку, строгали рамы и двери. Кровельщики готовили железо для крыши.

И все это надо было поднимать наверх на собственной спине. Мой знакомый каменщик сам когда-то был козоносом: носил кирпич на козе — дощечке с большими палками-рогами по бокам. Коза давит спину. Поднимаешься вверх, а тонкая лесенка так и изгибается у тебя под ногами.

Сотни могучих стальных помощников есть теперь у строителей. Они-то и выполняют самую тяжелую работу.

Прежде на стройке первыми появлялись землекопы. Они рыли лопатами яму для фундамента. Теперь машинист экскаватора — механического землекопа — один выполняет работу, которая была раньше под силу ста землекопам.

Пройдет совсем немного дней, и яма-котлован готова — можно укладывать фундамент, а затем и стены дома. Каменщики работают, а одновременно с ними трудятся слесари, электромонтеры. Одни устанавливают в подвале дома котлы и моторы, тянут вверх трубы водопровода и центрального отопления, канализации, газовые трубы, а другие проводят электрические провода.

Как не сказать спасибо инженерам, которые придумали подъемный кран, рабочим, которые его построили. Машина-силач быстро поднимет на любой этаж и балку, и колонну, и железный короб, наполненный кирпичами, и бадью с раствором для каменщиков или штукатуров.

Механик, монтер, машинист...

Еще не так давно о таких профессиях здесь и не слыхивали, а теперь ни одна большая стройка не обходится без механика — главного командира работающих там механизмов и машин.

Механики придумали машину для штукатурки фасадов зданий. Эта машина-штукатур работает на большой высоте, а управляет ею рабочий, стоящий у самого подножия дома. Механики изобрели и другую машину — „механический маляр". Она одна заменяет десятки маляров, работающих ручной кистью...

Однако вы помните, чем закончилась предыдущая глава?

Мы отправились вслед за грузовиками, которые везли на стройку части здания, изготовленные на заводе домов. И вот строительный автокараван прибыл. Необычайный вид имеет площадка, где разгружаются сейчас эти машины.

Строители начали здесь с того, что еще до рытья котлована для фундамента протянули к месту строительства водопроводные, канализационные, газовые трубы. Подведено сюда и электричество. Оно не только освещает место работ, но и приводит в движение подъемный кран и другие машины.

На этой стройке не увидишь ни каменщиков, ни штукатуров в их неизменных фартуках. Этих рабочих заменили монтажники в аккуратных синих комбинезонах.

Большой пятиэтажный жилой дом собирают всего две бригады монтажников. Ими руководит производитель работ, или прораб, как называют его сокращенно окружающие.

Этот опытный строитель сам когда-то был и каменщиком, и штукатуром, и маляром — освоил много строительных профессий. Все ему здесь знакомо.

Недолго, всего лишь несколько недель, пробудут рабочие на стройке. Соберут дом, а потом снова отправятся в путь, на новые места.

Вот почему даже контора прораба стоит на колесах. Да, это обыкновенный пассажирский автобус! Только сиденья из него вынесены. Зато в автобусе-конторе есть столик, за которым работает производитель работ, несколько стульев, стоит несгораемый ящик, где хранятся чертежи.

Но что удивительно, в автобусе мы увидали телефон. Он то и дело звонит. Чаще всего производитель работ разговаривает с заводом домов.

Сразу даже и не поймешь, о чем у них идет речь.

—     Пришлите, пожалуйста, еще двадцать штук „БП", сорок штук „В" и сорок „Н". Жду не дождусь,—г оворят со стройки.

—     „БП" вышлем сейчас а „В" и „Н" ждите через полчаса, — отвечают с завода.

Оказывается, разговор идет о деталях дома. „БП" — это блоки-перекрытия, те самые, у которых одна сторона потолок, а другая пол.

„В"— это внутренние стены дома, перегородки. А плиты „Н" — наружные стены, покрытые белой облицовкой. Пока монтажники клали готовые части фундамента, садовники уже высаживали деревья и кустарники, разбивали клумбы возле здания, которое пока еще только
собирается. Машинист башенного крана подает то одну, то другую плиту. Рабочие быстро установили стены, уложили плиты-потолки. Каменная коробка растет буквально на глазах.

Рабочие кончили собирать первый этаж и поставили сборную бетонную лестницу. Они первыми поднялись по ней наверх — туда, где скоро будет собран второй этаж дома. Но вот и на втором этаже установили первую плиту-стену с оконной рамой. А затем укрепили плиту с дверью, ведущей на балкон.

Дверь пока заперта. Однако ключ от нее уже лежит в кармане у бригадира монтажников. Когда придет время, он сам откроет ее и первым выйдет на балкон.

Производитель работ предложил осмотреть несколько готовых квартир, расположенных в первом этаже дома. Их уже собрали. Завтра сюда придут маляры... точнее, приедут.

Малярная станция, как и контора прораба, разместилась в автобусе. И она недолго простоит на месте. Позвонят со стройки—и маляры выезжают, куда указано. Малярные автоматы наготове. Краски давно составлены. Можно приступить к делу немедленно. Веселая работа у маляров, видная. Их задача — сделать дом красивым, каждую квартиру приятной для глаз.

Они уйдут отсюда последними.

Заглянем и мы сюда в тот торжественный и радостный день, когда строители покидают построенное ими здание и производитель работ передает ключи управляющему новым домом.

Вот он уже простился с ним и направился к своему автобусу-конторе.

Прораб сам сел за руль.

Оглянемся.

Весь отряд строителей сейчас на колесах. За автобусом-конторой двинулся в путь автобус — малярная станция, за ним автобус-столовая и автобус-гардероб. Там рабочие оставляют свою обычную одежду и надевают комбинезоны... Дальше, чуть отступив, едут грузовики с частями уже разобранного машинного крана и другими механизмами стройки.

Строители направились на новые места.