Мы с тобой строители

Теперь ты узнал о том, какие красивые и удобные дома научились строить люди: настоящие дворцы, где просторно живется, легко дышится. И, наверно, не раз с благодарностью вспомнил строителей прошлого.

Сколько находчивости и упорства проявил тот, кто сплел первую в мире стену из прутьев, возвел первую крышу, сколотил первую лестницу или прорубил первое крохотное окно, что открыло солнцу дорогу в дом. И в наши дни приходится строить шалаши, землянки, разбивать палатки под чистым небом, совсем как в седую старину.

Каждый должен уметь устроить ночлег в лесу. Место для него надо выбрать посуше, защищенное от ветра. А затем вырыть вокруг канавку для стока воды. Вкопаешь в землю толстые сухие ветви — жерди, свяжешь их сверху крепким узлом и под конец накроешь густыми ветвями елок. Сладко спится в таком шалаше на подстилке, сделанной из хвои и сухих листьев.

А палатка! Эта правнучка древнего шатра и сейчас многих зовет под свой брезентовый полог.

Живут в палатках участники многочисленных научных экспедиций, геологи — разведчики наших недр, топографы, составители географических карт.

Жили в палаточных городках и первые строители Магнитогорска, Комсомольска-на-Амуре, и юные покорители целинных земель, пока не возвели для себя и для своих товарищей хорошие, удобные дома.

Даже на станциях „Северный полюс", расположенных на дрейфующих льдинах, тоже стоят палатки. Стены и полы таких полярных палаток-домиков утеплены мехом. Здесь горит электричество. Есть даже газ. Уютно и удобно в этом теплом жилище, которое можно разобрать и поставить на новое место в течение получаса.

Палатка — вот походный дом воина. Всякий знает, что солдаты Советской Армии летом живут в военных лагерях — белых палаточных городках.

В годы Великой Отечественной войны каждый боец был снабжен плащом, из которого можно было устроить небольшую палатку. Эта одежда-дом так и называлась плащ-палатка.

Партизаны, воевавшие далеко в тылу врага, жили обычно в землянках. Подземный дом сразу и не заметишь с высоты, особенно если он спрятан под густым ветвистым деревом. А для партизан было очень важно укрыть лагерь от глаз воздушного разведчика-фашиста.

Партизанам Вьетнама, которые вели долгую борьбу за свободу своей родины, всем — от бойца до командира — приходилось жить в наскоро построенных шалашах. Им часто надо было переходить с места на место.

Вот как описывает очевидец жилище президента этой страны, товарища Хо Ши Мина. Оно находилось в ту пору в глубине непроходимых лесов — джунглей:
„Эту хижину скорее можно было бы назвать террасой: земляной пол, крыша из пальмовых листьев— никаких стен".

Что ж, в походе во время войны могла служить приютом и такая хижина.

Но часто советские люди — инженеры, ученые, матросы торговых кораблей — видят в странах капитала убогие хижины, стоящие бок о бок с отлично построенными домами богачей, небоскребами.

Нет, не в походе, не на привале находятся люди, ищущие ночлега где попало. Им попросту негде жить. У них нет работы и нет денег для того, чтобы уплатить за квартиру в светлом, теплом доме.

Советские люди хотят, чтобы нигде не было бездомных, чтобы люди жили счастливо.

Вспомни: рядом с твоим домом обязательно что-нибудь строят. Вот на углу возводится школа. А неподалеку от нее скоро откроют новые ясли. На соседней улице строят жилой дом для рабочих машиностроительного завода.

В старой дореволюционной России стройка большого многоэтажного дома была настоящим событием.

Когда плотники разбирали окружавшие здание строительные леса и перед всеми вдруг открывался большой новый дом, смотреть на него сбегались люди с соседних улиц, словно на пожар.

Нынче у нас такие дома строят целыми кварталами.

На Главном почтамте в Москве хранится особая книга, куда заносятся названия новых улиц. Только за последние годы она пополнилась сотнями записей.

Много улиц родилось в Ленинграде, Киеве. А сколько новых городов появилось на карте нашей Советской Родины!

Если бы самого опытного железнодорожного кассира лет тридцать тому назад попросили продать билет до Магнитогорска, Комсомольска-на-Амуре или Магадана, он бы долго и бесплодно рылся в разных справочниках и наконец сказал:
— Извините, пожалуйста, но такой станции нет!

А теперь кто не знает этих многолюдных городов!

Нам предстоит строить куда больше, чем построено до сих пор.

Наши ребята с первых лет строители. Когда ты был совсем маленьким, то и тогда уже строил из песка домики, башни, мосты. А затем чуть подрос и начал, как настоящий монтажник, складывать строения из брусочков своего деревянного конструктора.

А какой школьник не пробовал построить настоящий шалаш из всякой всячины, какую только смог найти? Здесь идут в ход и куски фанеры, и лист старого кровельного железа, и разбитые ящики, и негодное одеяло.

Пускай такой шалаш и низок и тесен, зато как приятно забраться в это первое, построенное тобой жилье, помечтать о путешествиях и походах, которые еще предстоят каждому в будущем. Придет пора, и, может быть, твоим временным домом тоже станет шалаш охотника, рыболова, палатка путешественника, участника дальних экспедиций.

А когда ты вырастешь, то, наверное, станешь настоящим строителем. Ведь у нас все строят: одни — дома, другие — мосты, третьи — корабли, паровозы, станки. Сколько раз ты слышал от товарищей:
—     Мой отец строит автомобили.

Или:
—     Мой старший брат строит самолеты.

Ну, а кто из советских школьников не видел настоящей стройки, не бывал на ней?

Мы хотим, чтобы все жили в просторных, удобных и светлых домах. Так и будет.

Ведь раньше человек строил себе жилье в одиночку.

В одно лето ставил крестьянин фундамент для своего будущего дома, сруб и только на другое подводил дом под крышу.

Нынче же избы в колхозах строят сообща, помогая друг другу. Берутся за топоры и пилы колхозные и совхозные строительные бригады, вырастают поселки из сборных деревянных или каменных домов, целиком построенных на заводах. Для того чтобы собрать на месте такой небольшой дом, ты знаешь, двум — трем рабочим требуется всего несколько суток. А большие железобетонные дома в городах собираются за несколько месяцев.

Строительством у нас занимаются миллионы людей.

Теперь рабочий-строитель не гость в городе, не временный человек — сезонник, как когда-то.

Спроси у любого каменщика или монтажника, для кого они сегодня складывают из кирпичей, монтируют из плит новый дом, и услышишь:
—     Этот для металлистов... А вот тот — для текстильщиков. А в этом будут жить врачи и учителя.

Но если бы тот же вопрос задать строителям домов Лондона, Парижа, Нью-Йорка и других капиталистических стран, то они ответили бы примерно так:
—     Этот мы строим для фабриканта мистера Паркера, а этот — для госпожи Дюваль, дочери банкира. А этот — для господина Гопкинса, хозяина большого магазина.

Паркеры, Дювали и Гопкинсы и будут распоряжаться построенными для них домами, как им заблагорассудится. Станут жить в них или будут сдавать за плату в наем.

А у нас в Стране Советов лучшие здания принадлежат самому народу.

Советские строители строят нынче и для других стран.

В столице народной Польши — Варшаве высится замечательный Дворец культуры и науки. Это прекрасное здание, воздвигнутое советскими строителями, Советский Союз подарил новой Польше.

В этом дворце — самом высоком в городе — три тысячи шестьсот разных помещений. Для того чтобы заглянуть в каждое из них всего на одну минуту, потребовалось бы несколько дней.

Наши рабочие помогают строителям многих братских стран возводить новые фабрики, заводы, электростанции, дома.

И там знают, любят и уважают умелых советских строителей.

Нам с тобой предстоит еще много строить и для себя и для наших близких и далеких друзей.