Метеоритика

Конец XVIII века ознаменовался созданием новой важной области науки о вселенной — метеоритики.

Камни, падающие с неба! В те времена многие ученые при этих словах лишь пожимали плечами. Известия о падении камней с неба, — а таких известий было немало и в летописях, и в преданиях, и в рассказах очевидцев, — они считали досужими выдумками суеверных людей.

Находки метеоритов не могли поколебать этих ученых. Они говорили, что это обычные камни земного происхождения, только опаленные
ударами молнии.

Отрицая возможность падения камней с неба, некоторые из ученых исходили, казалось бы, из лучших побуждений: ведь падение метеоритов использовало духовенство всех религий в целях поддержания суеверного страха у своей паствы. Эти падения объяснялись как «небесные знамения», как «божья кара».

Однако ученые, не желавшие научно рассмотреть вопрос о метеоритах, поступали недальновидно. Ведь изучение метеоритов — пока что единственная возможность прикоснуться к внеземным мирам. Отказываясь от научного объяснения небесных явлений, они тем самым играли на руку духовенству, распространявшему суеверия.

Иначе посмотрел на этот вопрос ученый Э. Ф. Хладный, работавший в конце XVIII века в России. Он тщательно изучил огромный метеорит, привезенный в 1772 году в Петербург академиком П. С. Палласом из Сибири, так называемое Палласово железо. Метеорит был найден в 1749 году кузнецом Медведевым, слышавшим от местных жителей, что эта железная глыба когда-то упала с неба.

Исследовав структуру и состав Палласова железа, Хладный получил неопровержимое доказательство того, что оно не может быть земного происхождения. Результаты своих исследований он изложил в книге, вышедшей в 1794 году в Риге.

В этой книге содержались убедительные доказательства космического происхождения и многих других железных и каменных глыб, найденных в других странах. Хладный показал, что между неоднократно наблюдавшимися явлениями огненных шаров на небе и странными камнями существует прямая связь. Эти камни — из межпланетного пространства, утверждал Хладный.

Книгу Хладного, которой он заложил основы науки о метеоритах, некоторые ученые встретили нескрываемыми насмешками. Духовенство также ополчилось на Хладного. Ведь его учение подрывало сверхъестественные представления о мире.

Но русские ученые высоко оценили труд своего сотоварища. После выхода книги Хладного ее автор был избран членом-корреспондентом Петербургской Академии наук. А в это время из некоторых музеев выбрасывали на свалку имевшиеся там метеориты. Ученые боялись, как бы их не заподозрили в невежестве за то, что они хранят у себя такой «хлам».

Будущее показало, кто был прав.

Через несколько лет после выхода в свет книги Хладного, в 1803 году, возле французского городка Легль выпал каменный дождь. Это был такой аргумент в пользу утверждений Хладного, что спорить больше уже
было невозможно. Ученый мир был вынужден признать внеземное происхождение метеоритов.

Труд Хладного был предан забвению, и честь доказательства космической природы метеоритов досталась одному только знаменитому французскому физику Био, исследовавшему каменный дождь у Легля.

Даже после этого дождя многие ученые медлили с признанием космического происхождения метеоритов.

Ценный вклад в метеоритику внес в 1804 году академик Ловиц: он первым применил для исследования метеоритов петрографический метод, которым ранее пользовались при изучении земных пород.

В развитии науки о небесных камнях важное значение имели книга харьковского профессора Афанасия Стойковича «О воздушных камнях и их происхождении», вышедшая в 1807 году, и сочинение химика Ивана Мухина «О чудесных дождях и о ниспадающих из воздуха камнях (аэролитах)», напечатанная в 1819 году. Многие отечественные ученые занялись исследованием метеоритов. В Академии наук стали создавать метеоритную коллекцию.

Уже в 1811 году в ней насчитывалось семь метеоритов.