От водяного колеса — к первой водяной турбине

Наша страна богата водными ресурсами. По количеству и общей длине рек она занимает первое место в мире. Если считать только реки, площадь бассейна которых равна ста квадратным километрам, то их будет не менее ста тысяч, но если учитывать реки с площадью бассейна до десяти квадратных километров, то количество их возрастет в восемь и десять раз. Общий годовой сток всех рек достигает 4000 кубических километров, т. е. равен примерно 12% речного стока всего земного шара.
Запасы гидроэнергии СССР в три с половиной раза превышают запасы США и в пять раз запасы Канады.
Обладая громадными водными богатствами, русские люди издавна оценили значение двигательной силы воды и научились хорошо ее использовать. Искони они перегораживали быстротекущие реки, возводили добротные плотины, ставили водяные мельницы и завоевали в мире славу искусных «водяных людей». Русский народ вошел в историю как талантливый народ-гидротехник.
Известно, что человек начал пользоваться водяной энергией, которая была более доступна, раньше, чем ветром. Древнейшим водяным двигателем было водяное колесо. Люди применили его к устройству зерновых мельниц. Сила потока воды вращала колесо, а оно приводило в движение первые немудрые мельничные механизмы.
Мельница, указывал К. Маркс, была унаследована от древности, причем «сначала зерновая мельница, а именно, водяная). По словам Маркса, водяная мельница была занесена в Рим во времена Юлия Цезаря из Малой Азии.
Мельницы имели большое значение для развития материальной культуры. Маркс считал мельницы одними из первых машин: в них сперва применялась механическая энергия. «В мельнице,— писал он,— совершенно так же, как и в прессе, механическом молоте, плуге и т. п., собственно работа, т. е. удары, расплющивание, размалывание, раздробление и т. д., производится с самого начала без человеческой работы, даже если движущей силой является человек или животное. Оттого-то этот род машин, по крайней мере, в своем зародышевом состоянии, очень древнего происхождения, и в них сперва применялась собственно механическая движущая сила».
Первые летописные сведения о мельницах на Руси восходят к XI в. «Устав» Ярослава о земских делах предоставлял каждому желающему право заводить мельницу, причем обязывал в случае затопления полей «соблюдать беспакостное», т. е. не допускать ущерба соседям; в противном случае требовал: «да упразднится мельница». Ярославов «Устав» был законом, а закон мог появиться лишь при наличии большого количества мельниц.
Много мельниц было построено в районе древней Москвы. Духовная грамота Дмитрия Донского 1389 года упоминает Яузскую и Ходынскую мельницы. Описания современников XV в. называют реку Неглинную «приводящую в движение множество мельниц».
В сооружении водяных мельниц сказалась сила русского народного творчества. Создавались весьма разнообразные конструкции мельниц, применительно к местным условиям.
Каждая новая мельница, какой бы примитивной она не казалась нам теперь, представляла тогда существенный шаг вперед в области прогресса и цивилизации. Русские «водяные люди» выступали, как носители значительных для своего времени технических знаний и доказывали это выдающимися делами.
Известно сказание четвертой новгородской летописи начала второй четверти XVI в. о «хитреце от Псковские страны» Невеже, задумавшем покорить силу могучей реки Волхов. Невежа Псковитин начал сооружать на Волхове ряжевую плотину и построил мельницу, которая успешно работала целый год, но была снесена небывалым паводком. Сооружение Псковитина погибло, однако его идея не умерла. Изобретенный им способ установки и загрузки ряжей широко используется в гидротехническом строительстве и в наше время. Величие дерзания умельца Псковитина можно справедливо оценить, если вспомнить, что непокорный Волхов удалось заставить служить человеку лишь через четыреста лет. Это сделали советские люди, создавшие в 1926 г. по плану, начертанному великим Лениным, мощную Волховскую гидроэлектростанцию.
Положив начало использованию силы воды, «водяные люди» центральных районов страны распространили свою техническую культуру на отдаленные районы. Русские переселенцы перенесли опыт строительства водяных мельниц на Урал.
Документы говорят о многочисленных и разнообразных мельницах-колотовках и мутовках, об одноколесных и двухколесных мельницах, появившихся на Урале в XVI — XVII вв. Пермские писцовые книги Яхонтова 1579 г. и Кайсарова 1623—24 гг. упоминают мельницы, построенные с промышленной целью, а потому облагаемые оброком. В книгах Яхонтова записаны мельницы-колотовки, облагавшиеся ежегодно по гривне оброка и по деньге пошлины: 13 мельниц в Цыдве, 2 в Губдоре и 3 в Лимеже. Книгами Кайсарова были учтены мельницы-мутовки: 10 в Цыдве, 14 в Губдоре и 1 в Лимеже. В этих же книгах записаны колесные мельницы в вотчинах Строгановых — в округе Нижнего Чусовского городка, в Слудке, Яйвинском острожке и Пыскоре, а также «у Соли у посаду на речке на Усолке».

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7


Первая водяная турбина