Виолле ле Дюк

Редко кто из современных теоретиков, и историков архитектуры, затрагивая ее наиболее глубокие и сложные проблемы, не упоминает имени Виолле ле Дюка. И не без основания: этот человек был одновременно талантливым архитектором, вдумчивым историком и глубоким мыслителем. Ему принадлежат замечательные реставрации готических памятников, из-под его пера вышли выдающиеся труды. Один из крупнейших историков архитектуры, Огюст Шуази, — ученик Виолле ле Дюка. У этого художника-мыслителя есть чему поучиться как нашим архитекторам, так я нашим теоретикам и историкам архитектуры.
Эжен Эмманюэль Виолле ле Дюк родился в 1814 г. в Париже. Получив архитектурное образование в мастерской известного парижского архитектора Ахилла Леклера, он в течение двух лет (1836—1838 гг.) изучал в Италии памятники греческой и римской архитектуры, а затем много путешествовал по югу Франции, производя обмеры и зарисовки романских и готических построек. Выставка всех этих обмеров и рисунков обратила на молодого архитектора внимание художественного мира. Им заинтересовался знаменитый писатель Простер Мериме. Будучи главным инспектором исторических памятников Франции в период июльской монархии, Мериме поручил Виолле ле Дюку охрану и реставрацию памятников архитектуры. В сотрудничестве с архитектором Ж.-Б. Лаосю Виолле ле Дюк реставрировал Сент Шапелль в Париже, а впоследствии Нотр Дам де Пари. Кроме того, лично им была проведена реставрация городских ратуш Сент Антонэна и Нарбонны, соборов в Везлэ, Пуасси, Каркассоне, Семюре, Амьене, Аане и Шалоне на Марне, замков Куси и Пьерфон и укреплений Каркассона.
Громадные материалы, собранные во время путешествий и реставрационных работ, он использовал в своих замечательных исследованиях по истории и теории архитектуры. Главнейшими трудами Виолле ле Дюка являются: десятитомный «Толковый словарь французской архитектуры XI—XVI веков» (1854—1868 гг.), «Материалы по военному зодчеству древних времен» (1854 г.), «Словарь французской утвари со времени Каролингов до эпохи Возрождения» в 6 томах (1864—1874 гг.), «Беседы об архитектуре» в 2 томах (1858—1868 гг.), «Американские города и руины Америки» (1862—1863 гг.), «Живопись Сент Шапелль» (1869 г.), «Жилища новейшего времени» (1874—1875 гг.), «История человеческого жилища» (1875 г.), «Об украшении зданий», «История рисовальщика» и, наконец, «Русское искусство, его истоки, его составные элементы, его высшее развитие и его будущность» (1877 г.).
Кроме того, он опубликовал громадное количество статей в различных журналах.
По обоим художественным взглядам Виолле ле Дюк принадлежал к школе романтиков.
Виолле ле Дюк примыкал к прогрессивному направлению французского романтизма. Он высоко ставил готическую архитектуру, однако отдавал должное и архитектуре античного мира. Классика и готика были для него равноценными и равноправными. В отличие от романтиков реакционного направления, причины этого «Возрождения XII века», этой средневековой «революции 1789 г.» Виолле ле Дюк видел вовсе не в христианстве, а в условиях жизни купеческих и ремесленных городов. Больше того — он не боялся признать, что христианская теократия задержала развитие искусства, точно так же как теократия древнего Египта. Корни этого он видел не только во власти духовенства, якобы искажавшего дух христианства, а в самой христианской идеологии, нанесшей искусству целый рад роковых ударов.
Совершенно исключительное значение придавал Виолле ле Дюк народному творчеству. Он утверждал, что в основе действительного развития искусства лежит творчество народных масс. Чувства народа, его инстинкт, его мудрость — вот истинные источники обновления искусства. Без них и вне их искусство может ограничиваться лишь подделками, имитацией. Виолле ле Дюк признает равноправие различных национальны», культур. Однако, объясняя состояние архитектуры народа и эпохи природными и общественными условиями и даже подчеркивая приоритет этих условий, он кое-что пытается объяснить расовыми особенностями. Так, ему кажется, что некоторые черты архитектуры Азии гораздо больше обусловлены племенными, чем природными и общественными условиями. Признавая равноправие национальных культур, он не признает их равноценности: он делит народы на более и на менее творческие. Таково, по его мнению, различие между греками, римлянами, арабами и французами. В этом отношении Виолле ле Дюк является сыном своего века и своего класса. Он знал о коммунизме, но не понимал и не принимал его. Виолле ле Дюк, как показывает одно его мимоходом брошенное высказывание, придерживался филистерского каррикатурного представления о коммунизме, как о царстве нивеллировки индивидуальности.
Считая основным условием развития архитектуры свободу творчества и соответствие его национальному духу данного народа, Виолле ле Дюк боролся и против ложно-классического направления, принятого консульством и первой империей, и против пошлой посредственности, насаждавшейся в царствование Луи Филиппа, и против разнузданно-наглой и грубой роскоши второй империи. Критикуя эти направления, он отдавал себе отчет в том, что они являются выражением политики монархии, стремившейся использовать искусство как средство укрепления своего престижа. Но, борясь за независимость архитектуры от политики монархии, Виолле ле Дюк пришел к совершенно неправильному выводу, что она была и может быть независимой от политики вообще. Между тем, сам же он прекрасно показал, что архитектура была средством политики и в Греции, и в Риме, и в Византии, и в средневековой Франции, и в эпоху Возрождения. Возражая против руководства архитектурой со стороны реакционных правительств, он дошел до отрицания какого бы то ни было руководства со стороны какого бы то ни было государства.
Борьба за народность архитектуры и против ее казенного направления создала Виолле ле Дюку много врагов среди правящей клики. Против него поднялась злобная травля, которая (вынудила его отказаться от кафедры эстетики в Школе изящных искусств, полученной им в 1863 г.
Из проблем чисто архитектурного порядка Виолле ле Дюк в центр внимания ставил вопрос о соотношении между архитектурными формами и конструкцией. Признавая глубокую и многостороннюю связь между этими двумя сторонами архитектурного произведения, он упорно боролся против механического неорганического сочетания декоративных элементов с конструкцией и функциональными элементами сооружения. Но он вовсе не объявлял конструкцию архитектурой, как это сделали позднейшие конструктивисты. Наоборот, Виолле ле Дюк прекрасно показал, как великие мастера прошлого упорно работали над архитектурным оформлением конструкции.
Может быть, некоторым конструктивистам и хотелось бы вести свою родословную от Виолле ле Дюка, но для этого у них нет никаких оснований. Можно согласиться с тем, что Виолле ле Дюк преувеличивал роль конструкции, утверждая, будто «орнамент в его мельчайших деталях вытекает из самой конструкции, а хронология стилей объясняется логическим развитием методов». Однако еще более неправы те его современники-критики, которые, как Поль Абраам, утверждают, что «конструкция зданий может быть объяснена поисками декоративных эффектов», что будто бы «приходилось следовать моде, капризам вкуса, которые играли и всегда будут играть в архитектуре большую роль, чем техника, дающая средства к их осуществлению».
Виолле ле Дюк не ограничивался реставрациями и теоретическими работами. Он пытался найти и новые архитектурные формы. Однако, насколько продуманы его реставрационные работы, насколько глубоки его теоретические и исторические исследования, настолько же поверхностны и произвольны его архитектурные замыслы. Стараясь найти и показать новые архитектурные формы, вытекающие из применения нового материала — железа, Виолле ле Дюк был гораздо менее оригинален, чем, например, Лабруст или Эйфель. По всей вероятности, здесь ему связывала руки его архитектурная специальность — реставратора средневековых памятников, выполняющего в новых материалах и новыми приемами старые архитектурные формы. Он разработал проект выполнения в металле готических веерных сводов и композиции из чугуна, и камня, где каменные консоли были в значительной степени механически заменены чугунными подкосами. Правда, здесь были и решения зданий в виде железного каркаса с кирпичным заполнением и облицовкой из глазурованной керамики, которые составили одну из линий развития модерна.
Но в основном Виолле ле Дюк оставался в своих проектах архитектором-реставратором.
Архитектурные проекты Виолле ле Дюка не оказали влияния на дальнейшее развитие зодчества. Но как историк и как теоретик архитектуры, он является одной из самых ярких фигур XIX века.
В дореволюционное время из его работ на русском языке были изданы четыре: «Об украшении зданий», «История жилища», «История рисовальщика» и «Русское искусство». Главные труды Виолле ле Дюка— «Толковый словарь французской архитектуры XI—XVI веков» и «Беседы об архитектуре» — до сих нор не были переведены на русский язык.
Самым ценным в «Беседах», несмотря на их недостатки и отдельные ошибочные положения, отмеченные выше, является, если можно так выразиться, творческий характер изложения истории архитектуры. Выразительной кистью крупного художника слова Виолле ле Дюк рисует, как создавались великие архитектурные произведения прошлых эпох. Вы видите мастеров и общество во всей сложности их взаимоотношений и взаимодействия. Перед вами раскрывается картина творческих исканий мастера, его сомнений, колебаний, разочарований и даже мук творчества. Его дерзания наталкиваются на целый ряд технических трудностей, но изобретательность дает средства их преодоления. Его замыслы нередко опережают его эпоху, но общественные отношения не дают ему размахнуться. Вы чувствуете, например, как и почему в средние века была невозможна базилика Максенция. Виолле ле Дюк как архитектор пережил и перечувствовал все то, о чем он говорит как искусствовед и историк архитектуры.
Требуя от историка архитектуры и искусствоведа глубокого знания архитектурного существа дела, Виолле ле Дюк полемизирует с теми теоретиками и педагогами, которые пытаются анализировать внешние эффекты архитектуры, обходя молчанием его (многостороннее реальное содержание. Он не отрицает за неархитекторами права заниматься историей и теорией архитектуры, но категорически протестует против поверхностного, некомпетентного и тем более невежественного подхода. Виолле ле Дюк настаивает на сотрудничестве их с архитектором, на изучении ими архитектурной сущности трактуемых проблем.
В работах Виолле ле Дюка для нас особенно ценны его борьба за критическое овладение всем наследством прошлого, а не только какой-нибудь одной эпохи, за изучение и использование народного творчества, за равноправие национальных культур.


Беседы об архитектуре