Самоходная дорога

Нависли холодные тучи. Заморосили обложные дожди. Палатки промокли, и строители перешли в новый дом на краю леса. Ходить на работу стало дальше, да ничего не поделаешь... Осень!
Ласточки тоже улетели. В последний погожий денёк они долго носились в небе над стройкой. Они щебетали: «Прощайте! Прощайте!»—и рабочие махали им шапками, а прораб Лёня крикнул:
—     До свидания! На ту весну прилетайте опять. Вашу сосну и песчаные домишки мы не тронем...

Дожди не унимались целую неделю. Земля набухла, раскисла. По дорогам ни пройти, ни проехать; машины с кирпичом, с цементом то и дело буксовали.

Не успеют рабочие вытолкнуть из ухаба один грузовик, как, глядь, уже второй грузовик бибикает, просит помощи. Он тоже застрял в грязи по самые ступицы.

Вася с Катюшей устали, измокли, нахмурились. А больше всех нахмурился усатый бригадир дядя Федя.

—     Так дело не пойдёт! Надо что-то придумывать.

Прораб Лёня ответил:
—     Всё уже придумано. Придумывать ничего не надо.

Но дядя Федя не слушает, всё равно ворчит:
—     Вчера машины вытаскивали, сегодня машины вытаскиваем, а строить когда?
—     Завтра утром!
—     Почему завтра? Почему утром?
—     Утро вечера мудреней! Разве не знаешь? — отшутился Лёня, да так ничего больше и не объяснил.

А на рассвете, грохоча мотором и раздвигая по сторонам липкую грязь, пошёл бульдозер. Он сровнял ухабы, а за ним двинулись автокран и грузовик с толстыми железобетонными плитами.

Путь автокрану показывал прораб Лёня. По команде Лёни автокран брал с грузовика плиты, опускал перед собой на мокрую землю, въезжал на них, потом опять брал, потом опять опускал — и позади оставалась гладкая, прямая дорога.

Катюше на миг почудилось: дорога сама идёт вперёд. Она сама, будто широкая река, втекает в посёлок.

—     Самоходная дорога! Самоходная дорога! — обрадовалась Катюша и вспрыгнула на дорогу. Полотно дороги было крепкое, оно даже гудело под каблуками.

А мимо Катюши уже вовсю поспешали автомобили с бетоном, с кирпичами, со звонким железом и с длинными, пахнущими сосновым бором досками.

И хотя по-прежнему накрапывал дождь, настроение у всех на стройке опять стало отличное. Дядя Федя подошёл к Лёне, крепко пожал ему руку:
—     Молодец! У тебя и вправду утро вечера мудреней.