Солнечные окошки

С тёплыми ветрами, с высокими облаками пришёл месяц май.

На стройке запахло дымком асфальта, свежей масляной краской, и вот однажды утром Лёня сказал:
—     Посёлок и завод почти готовы. Нам скоро уезжать на другую стройку. Давайте дадим посёлку имя.

Все рабочие Лёню окружили, все заговорили:
—     Давайте, давайте! Да только какое?
Рассудительный дядя Федя пробасил:
—     Назовём посёлок Посёлком Строителей. Это будет в самую точку.

Лёня ответил:
—     В точку да не очень. Мы и так в прошлом году на Урале назвали один посёлок таким именем. Два одинаковых имени — не интересно. Давайте придумывать что-нибудь новенькое, весёлое.

—     Весёлое? Пожалуйста! — выкрикнул бойкий Вася. — У нас на работе Катюша самая весёлая. Самая весёлая и расторопная. Пусть посёлок называется Катюшино!
Катюша тут же ответила:
—     Вася работал не хуже меня. Пусть посёлок называется Васино!
И вот пошло, поехало. Все зашумели, все наперебой стали кричать:
—     Манино! Петино! Лёнино! Дяди-Федино! Иваново-Тимофеевичево!
А кто-то из монтажников гаркнул:
—     Воробьёво-Борькино!
Тут высоко над толпою в распахнутом окне дома раздалось:
—     Что за крик? О чём шумите?
Все подняли головы и увидели там старого мастера-стекольщика по фамилии Штукин.

Мастер Штукин только что навесил на петли застеклённую оконную раму. Он распахнул её, любуясь на собственную аккуратную работу, и в чистых стёклах вдруг вспыхнуло солнце.

Яркое солнце играло, переливалось во всех окнах. Оно сверкало по всему посёлку, и Катюша даже зажмурилась от этого сверкания.

Она крикнула:
—     Гляньте! Везде солнышко, везде солнечные окошки! Пускай посёлок называется Солнечным.

—     Пускай называется Солнечным! — подхватили каменщики, монтажники, маляры, а мастер Штукин подмигнул из окна дяде Феде:
—     Вот теперь верно! Вот теперь можно ставить точку.

И с тех пор посёлок над рекой называется Солнечным. И живут в нём теперь не строители, а заводские рабочие. Воробей Борька живёт-поживает тоже здесь. Уезжать на другую стройку ему было нельзя, у него появилась подружка-воробьиха.

Борька выбрал для неё самый красивый дом, самый высокий оконный карниз и свил там гнездо. В гнезде сидит шестёрка глазастых крепышей-воробьят, и Борька им начирикивает:
—     Чивли-чив! Этот чудесный посёлок строил и я чуть-чуть! С Иваном Тимофеи-чём!
Заводским рабочим посёлок тоже нравится. Они тоже говорят своим ребятишкам:
—     Хорошо поработали строители! Большая-пребольшая им благодарность.

А над зелёной сосной у реки опять вьются ласточки. Они вспоминают Катюшу, Лёню, Васю. Они вспоминают всех строителей и тоже щебечут по-своему, по-ласточьи:
—     Спасибо! Спасибо!
И в этом нет ничего удивительного. Добро помнят все. Добро помнят и люди и птицы.