Желтый, красный, голубой

Холодно зимой на стройке. Поднимаются утром каменщики на работу, на высокие леса, а мороз кругом так и потрескивает: «Ух-х... Ух-х... Вот я вас!» Морозу подсвистывает ветер: «Виу... Виу... Всех застужу!»
Но усатый, в лохматой шапке бригадир дядя Федя говорит:
—     Это мы ещё посмотрим!

Дядя Федя командует громким голосом:
—     Катюша! Подавай раствор. Вася!. Подавай кирпичи.

Расторопные Вася с Катюшей быстренько подают раствор и кирпичи, а дядя Федя широченной ручищей в рукавице хватает железный мастерок.

Он проводит мастерком по раствору, как по тесту, — раз! Опускает на раствор увесистый кирпич — два! Пристукивает по кирпичу мастерком — три! Подрезает по шву раствор — четыре! И вот уже кирпич лежит в стене прочно и точно, а дядя Федя хватает другой кирпич, потом ещё кирпич, потом ещё, и — дело пошло! Стена растёт всё выше. Катюша с Васей едва поспевает за бригадиром, им — жарко.

Сероглазая, румяная Катюша расстёгивает на телогрейке верхнюю пуговку. Вася расстёгивает на своей телогрейке сразу три пуговки. А дядя Федя сбрасывает рукавицы — от горячих, голых рук идёт пар.

Дядя Федя говорит ветру и морозу:
—     Что? Взяли?

Но работать весь день с такой быстротой нельзя. Надо отдохнуть. И тут ветер с морозом опять подбираются к рабочим. Румяные Катюшины щёки становятся лиловыми. Вася вновь застёгивает на телогрейке все пуговки. А у дяди Феди усы от инея становятся пышными, как у моржа.

—     Одолевают нас неприятели, — говорит Катюша бригадиру.— Дело делать они не мешают, а вот отдохнуть не дадут.

Но дядя Федя опять говорит прежние слова:
—     Это мы ещё посмотрим!

—     Куда посмотрим-то? — разводит руками Катюша.

—     Вниз посмотрим. На дорогу...

Вася с Катюшей смотрят на дорогу и видят: по белому полю едет поезд. Вместо паровоза впереди трактор, за трактором катятся три вагончика. Катятся они на салазках, и все три — разноцветные.

—     Ой, что это? — спрашивает Катюша, потому что работает на стройке первую зиму.

—     Это вагончики-обогревалки. Они к нам приехали на всё время.

—     А зачем они цветные?

—     Затем, чтобы каждый выбрал себе такой, какой нравится.

—     Красный, жёлтый, голубой — выбирай себе любой? — смеётся Катюша.

—     Правильно. Любой...

А Вася добавил:
—     Мы выберем красный. Потому что мы каменщики. Потому что работаем с красным кирпичом.

—     Потому что красный — самый прекрасный! — поправляет Катюша, и они сбегают вниз и мчатся по снегу к своему вагончику. К другим вагончикам тоже торопятся рабочие.

Голубой выбирают монтажники-высотники. Ведь та высота, на которой они работают, в ясные дни — голубая.

Жёлтый выбирают машинисты и мотористы. Ведь здесь на стройке почти все краны, все машины выкрашены в оранжевый, желтоватый цвет. Даже воробей Борька нырнул в жёлтый вагончик.

А в каждом вагончике теплота. В каждом вагончике светится малиновым жаром круглая печка. У печек строители сушат рукавицы, дядя Федя обтаивает свои усы — у печек строители отдыхают. А когда отдохнут, то снова примутся за работу. Вот и получается: мороз и ветер ухают зря!