Водяные турбины И. Е. Сафонова

Игнатий Егорович Сафонов жил и творил в первой половине XIX столетия, когда страна была придавлена самодержавно-крепостническим строем, причем годы его творчества совпали с самой глухой порой в истории России — периодом военно-крепостнической реакции Николая I.
В экономике России в это время происходили большие изменения. В недрах старого крепостного хозяйства развивались новые, прогрессивные для того времени явления. Все отрасли хозяйства все более охватывались товарно-денежными, капиталистическими отношениями, которые подрывали основы крепостничества. Крепостное хозяйство переживало жестокий кризис. Однако крепостное право и самодержавие, стоявшее на страже старого строя, тормозили движение России по новому пути.
Феодально-крепостные отношения сковывали развитие промышленности. Особенно сильно отставала русская металлургия, сосредоточенная главным образом на Урале. Выдвинувшись к концу XVIII столетия i:a первое место в мире, она в первой половине XIX в. теряла свои позиции одну задругой. «За сто лет, — писал В. И. Ленин,— производство не успело удвоиться, и Россия сказалась далеко позади других европейских стран, в которых крупная машинная индустрия вызвала гигантское развитие металлургии».
 «В основе «организации труда» ка Урале издавна лежало крепостное право», — указывал В. И. Ленин. Горнозаводская промышленность опиралась ка почти даровой рабский труд сотен тысяч подневольных людей.
Казна и заводовладельцы не думали сколько-нибудь серьезно о техническом обновлении предприятий. Большинство заводов довольствовалось устаревшим оборудованием XVIII в., которое с каждым годом дряхлело. Технические усовершенствования, вызванные потребностями производства отдельных заводов, применение прокатных станов, плющильных, резальных и других машин, новых способов получения чугуна и железа часто не выходили за пределы опытов и не изменяли общей картины отсталости металлургии. Горнозаводчики и казна предпочитали техническим нововведениям безмерную эксплуатацию крепостных рабов.
Неограниченность рабочего дня, полный произвол, жестокие меры принуждения, телесные наказания — все средства пускались в ход для того, чтобы выжать из труда горнозоводских крепостных людей все, что только было возможно. Литературные источники и архивные документы повествуют о каторжных условиях труда на заводах и рудниках.
Примитивная заводская техника была часто причиной увечий и гибели «работных людей». На Верх-Исетском заводе в 1805 г. погиб мастеровой Федор Алексеев, который «попав под водяное колесо, был им задавлен». В 1810 г. там же был задавлен «вододействуемым» колесом мастеровой Прокопий Дьяков. У мастерового Василия Кузнецова в 1812 г. «оторвало одну руку прихватившим ево вододействующим колесом». В 1814 г., «был найден под вододействуемым колесом» шпикарь Иван Кочнов. Заводское начальство не отвечало за несчастные случаи на производстве. В этом случае оно поступало очень просто — объявляло виновными самих рабочих. Правление Верх-Исетских заводов объяснило, что упомянутые мастеровые погибли и пострадали «по свойственной мастеровым людям беспечности и по собственной неосторожности» и вследствие «непокорности».
Еще более тяжелые времена для заводских «работных людей» наступили при Николае I, который, по словам В. И. Ленина, показал «русскому народу максимум возможного и невозможного по части такого, палаческого, способа» угнетения. Правительство Николая I ввело на заводах военные порядки. Малейшее неподчинение «работных людей» установленному режиму каралось по законам военного времени. Бытописатель Урала Д. Н. Мамин-Сибиряк указывал, что николаевский военно-крепостнический режим на заводах «превосходил прославленные аракчеевские поселения».
Не вынося мучительных условий труда, «работные люди» поднимались против своих угнетателей. В 20—40 гг. и на заводах Урала — в Березовске, Кыштыме, Ревде и других — происходили наиболее крупные массовые волнения мастеровых и «непременных работников», жестоко подавлявшиеся военной силой. Эти волнения также расшатывали изживающий себя феодально-крепостнический строй,
Такова была социально-экономическая обстановка, в условиях которой протекала тяжелая, но яркая трудовая жизнь И. Е. Сафонова.
К сожалению, пока не удалось найти документы, позволяющие восстановить с необходимой последовательностью жизненный путь изобретателя. Мы располагаем лишь немногими биографическими данными.
Игнатий Егорович Сафонов родился в 1806 г. в Алапаевске в семье крепостного мастерового Нижне-Алапаевского завода — одного из первых заводов, построенных на Урале в петровскую эпоху. Грамоте — «чтению и письму» — он учился в Алапаевской «словесной» горнозаводской школе.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9


Первая водяная турбина